Close
Закрыть

Мужчины и Пингвины

Когда вокруг снежная пустыня, ценность человеческих эмоций возрастает. Скрывая свой темперамент, человек уравновешивает непредсказуемость окружающей природы…

Объектом внимания школьницы Эли Кудряшовой стала далёкая Антарктида. Как там оказались российские учёные? Чем они там занимаются? Как выживают? На эти и другие вопросы отвечает сотрудник Калужского областного краеведческого музея, биолог, исследователь российской антарктической научной станции «Мирный» Владислав Новиков.

– Как вы попали на работу в Антарктиду?

– В Обнинске есть научное учреждение – Геофизическая служба Российской академии наук. Им нужен был сотрудник для работы сейсмологом в Антарктиде на Российской южной полярной станции «Мирный». У меня есть соответствующее образование и опыт работы геологом, и я согласился. Мне очень хотелось бы передать благодарность сотрудникам этой службы прежде всего как высококлассным профессионалам и просто хорошим людям.

– Почему для своих наблюдений вы выбрали именно пингвинов?

– Я закончил биофак Калужского государственного университета, предполагая защитить диссертацию и заниматься наукой. Пингвины – это не моя специальность, но мне это всегда было интересно, и я взялся изучать их по собственной инициативе. Жизнь внесла свои коррективы, я не стал заниматься наукой, но этот материал имеет для меня собственную ценность. Кроме того, я занимаюсь фотосъёмкой животных. Стал финалистом и победителем зрительского голосования международного фотоконкурса «Золотая черепаха–7».

Иногда, когда ветер стихает, ты стоишь посреди белоснежной пустыни, и вдруг в тишине слышишь хруст снега за спиной – кто-то не спеша приближается к тебе. Оглядываешься и понимаешь, что это не человек, а пингвин. Немножко не по себе.

 

– Я смотрела научно-популярный фильм про пингвинов – очень драматическое зрелище. Самцы, занесённые снегом, стоят, прижавшись друг к другу в ожидании самок. А самки, передав яйца «мужьям» на хранение, уходят кормиться на побережье.

– Не совсем так. Императорский пингвин никогда не выходит на сушу. Птенцов пингвины высиживают (точнее выстаивают) на льду, среди айсбергов, в защищённом от ветра месте в 30–40 километрах от припая – границы с водой. В районе станции «Мирный» колония императорских пингвинов расположена возле острова Хасуэлл, в нескольких километрах от станции.

После окончания брачных игр самка передаёт яйцо самцу и уходит к воде кормиться, а в июле возвращается. Самцы стоят, сбившись в кучу по два месяца без еды. Яйца они держат на лапах и окутывают его кожной складкой. Толпа пингвинов на первый взгляд выглядит бесформенной. На самом деле она имеет, скорее, концентрические очертания. Это такой круг, который медленно вращается, так как каждая птица стремится к центру, туда, где теплее.

И обязательно кого-то выталкивают из круга?

– Конечно. Вокруг колонии пингвинов валяются брошенными около сотни яиц. Природа безжалостна. Главный её принцип – выживание. Бывают, что пингвины дерутся.

– Пингвины дерутся? Ногами что ли?

– Крыльями. Во время брачных игр самцы выясняют отношения, отвоёвывая у соперника благосклонность самки. Но когда острые моменты пройдены, может наблюдаться ухаживание: птицы стоят, тесно прижавшись, кладут друг на друга голову, чистят перья. После двухмесячной разлуки пары обязательно воссоединяются. Ярко выраженной верности нет, но нежность всё же присутствует.

А взаимовыручку они проявляют?

– Как таковой дружбы нет, но и иерархия практически отсутствует. Они часто воруют друг у друга яйца и птенцов – очень сильно развит инстинкт размножения и воспитания. Самка немного отвлечётся, птенец выбежал, его тут же подхватывает другой пингвин и уносит. Детёныш не пропадёт, его выкормят. В августе происходит явление, объяснения которому пока нет,– начинаются драки за птенцов. Птенцы к этому времени ходят уже самостоятельно, и какой-нибудь из них непременно привлечёт внимание тех пингвинов, у которых в этом году не появилось потомства. Начинается погоня – малыша пытаются поймать и нередко затаптывают. Пингвины тяжёлые, около 40 килограммов, они подминают детёныша под себя. Вот так дети становятся жертвами слишком сильного родительского инстинкта.

– Вам никогда не хотелось спасти птенца?

– Драки из-за птенцов с человеческой точки зрения выглядят достаточно нелепо, погибших птенцов, конечно, жалко. Однако главный принцип – не навредить. Человек не может вмешиваться в жизнь колонии пингвинов. Это их пространство, их мир. Беспокоить пингвинов строжайше запрещено. Вместе с тем пингвины всегда проявляют трогательную заботу о своих птенцах. Когда во льду образуются приливные трещины, птенцы иногда проваливаются в них. Тогда несколько пингвинов могут подойти и помочь – попытаться вытащить. Зачастую у них это не получается, но попытки спасения есть. Это природная программа, которую пингвины должны реализовать. Кроме того, существует Международный договор об Антарктике, которым регулируются все вопросы взаимодействия человека и природы. В этом документе сказано, что нужно изучать, но не изменять окружающий мир. Например, вывоз биоматериалов из Антарктиды строго воспрещен, запрещена также добыча полезных ископаемых.

– А как пингвины реагируют на присутствие человека?

– Достаточно спокойно, порой побаиваются. Во время гнездования к ним лучше не подходить, потому что они могут бросить яйцо, заволноваться. За 50 лет работы станции «Мирный» пингвины к человеку привыкли. Летом, когда сотрудники станции ловят рыбу, пингвины могут запросто подойти и выпросить улов.

– Вы там даже на рыбалку ходите? А с чем была связана ваша работа в Антарктиде?

– На станции «Мирный» я работал инженером-сейсмологом, фиксировал колебания земной коры, которые мы называем землетрясениями, также наблюдал за движением ледникового покрова Антарктиды. Сейсмическая станция состоит из регистрирующих приборов, за которыми нужно следить, снимать показания. Показания расшифровываются, переводятся в специальный код и отсылаются на большую землю.

– Землетрясений стало больше?

– В последнее время происходит большое количество катастрофических землетрясений – тех, которые сопровождаются разрушениями и жертвами, но вообще-то они также часто происходили и в прошлом. Ничего страшного нас не ждёт. Землетрясения постоянно происходят, от этого никуда не деться.

 

Напряжение нарастает, особенно когда солнце уходит. Женщин нет, поскольку выдерживать такие условия сложно.

 
– А почему наблюдения проводятся именно в Антарктиде?

– Антарктида – это точка, в которой условия для изучения климата уникальны. Это удобное место для изучения погоды, космического излучения, проб воды, фиксирования удалённых землетрясений. К сожалению, деятельность человека – уничтожение лесов, промышленное строительство – негативно сказывается и на Антарктиде. Антарктический лёд становится тоньше.

– А вообще зимовка – тяжёлое дело? Помните фильм про полярников «Как я провёл этим летом»? Люди как пингвины – «зимовье зверей».

– Некоторые моменты, конечно, похожи, но в целом фильм далёк от реальности. Представьте себе двадцать мужчин в ограниченном пространстве целый год плечом к плечу, окружённые льдом. Людям в такой обстановке свойственно группироваться и защищаться. Женщин нет, поскольку выдерживать такие условия сложно. Конечно, бывают бытовые разногласия. Когда вокруг снежная пустыня, ценность человеческих эмоций возрастает. Хорошо, что многие уже не первый раз находятся в Антарктиде, есть определённый опыт решения психологических проблем. В остальном всё нормально – в основном рабочие будни. Жизнь делится на служебные обязанности и досуг. Питание достаточно хорошее и стабильное, хотя речь не идет о свежести продуктов и их разнообразии. Связь с большой землёй налажена. Всё-таки станция существует с 1956 года. Самое радостное событие на неделе – банный день. Все отдыхают и расслабляются. Жизнь в Антарктиде отличается монотонностью, ничего яркого не происходит и не должно происходить, так как отклонения – нежелательны. Поэтому отсутствие новостей – это уже хорошая новость. Человек должен стараться скрывать свой темперамент, уравновешивать непредсказуемость окружающей природы. Поскольку погода в Антарктиде капризная, я бы даже сказал – вероломная.

– Штормит?

– В Антарктиде циклоны зарождаются совсем рядом по планетарным меркам и проходят неослабленными. На станции существует два вида штормового предупреждения: шторм 1 и шторм 2. Шторм 1 – это ветер больше 20 метров в секунду и минимальная видимость. Выходить из дома по одному нельзя, двигаться можно только группами вдоль леерного ограждения. А в шторм 2 вообще нельзя выходить из своих домов – просто собьёт с ног, можно заблудиться, скорость ветра – до 30 метров в секунду и выше. Однажды я не услышал предупреждение о шторме 2. Я как раз был дежурным на камбузе. Мне надо было добраться до камбуза, от дома геофизиков на Сопке Комсомольской, где я жил, нужно было пройти около 700 метров до кают-компании на Сопке Радио. Дверь открыл с большим трудом и вышел на улицу. Чуть не сбило с ног, сразу унесло надёжно завязанную шапку-ушанку. Двигаться можно было только ползком. Самое страшное, что видимости нет – на расстоянии вытянутой руки ничего не видно. Я еле дополз до леерного ограждения и понял, что шторм очень сильный. Но по неопытности не вернулся обратно, а пополз дальше. К счастью, дополз. Когда начальник станции узнал, что я в шторм пришёл дежурить, то сильно ругал меня за нарушение техники безопасности.

– Могло бы унести совсем?

– Станция окружена барьером – стеной ледника 15–20 метров. И если тебя унесёт, то, может быть, до барьера не донесёт, но с ног будет сбивать постоянно, можно заблудиться. Устанешь. Шутить с этим не стоит. Так погиб известный фотограф-анималист Бруно Зендер, который зимовал на станции «Мирный» в составе Советской антарктической экспедиции – увлёкся фотосъёмкой пингвинов и попал в шторм. Но, соблюдая технику безопасности, можно не опасаться. Мы с другом ходили фотографировать пингвинов и брали с собой часы с барометром. Давление начинает падать – сигнал к возвращению. Если давление быстро меняется – значит, в считанные секунды может налететь шторм.

– Что запомнилось больше всего?

– Самое яркое событие – землетрясение в Фукусиме. Было полное ощущение «конца света». Способ фиксирования землетрясения на сейсмической станции «Мирный» – фоторегистрация. Блик с гальванометра, освещённый специальным осветителем, проецируется на чувствительный материал – фотобумагу. В случае землетрясения видно как световой «зайчик» подпрыгивает – амплитуда движения резко повышается. В тот момент амплитуда была очень большой, землетрясение не стихало очень долго. Конечно же, все понимали, что произошло что-то катастрофическое.

– Если появится возможность, ещё раз поедете?

– Обязательно. Потому что впечатления, которые получаешь в Антарктиде, уникальны.